Авторы
Период
  • Новое на сайте
  •  
    Интересное на сайте


    ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ XX ВЕКА


     

    ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ БУНИН
    (1870—1953)

    «Кавказ»

    С произведениями И. А. Бунина по нашей программе школьники встречаются в третий раз (в 5 классе — «Косцы», в 7 классе — «Цифры», «Лапти»). Причем если «Косцы» рассказывают о впечатлениях автора от встречи с родной природой, песнями, а «Цифры» и «Лапти» — с жизнью и характерами взрослых людей и детей, их взаимоотношениями, помогают осмыслить необходимость сострадания, великодушия, взаимопонимания, то новый рассказ посвящен теме взаимопонимания взрослых в момент наивысшего эмоционального состояния — состояния любви.

    На первом уроке школьники повторяют тот материал, который был связан с произведениями Бунина, изученными в 5 и 7 классах, рассказывают, что им особенно понравилось в его рассказах: кто из героев привлек их внимание, кто вызвал сострадание, кто — неприятие.

    Новый рассказ писателя «Кавказ» поставил перед восьмиклассниками трудную проблему. Учитель дополняет сообщения учащихся о писателе, о прочитанных произведениях, оценивает пересказы учащихся, затем ребята читают текст, размышляют над ситуациями, взаимоотношениями людей.

    Что хотел пробудить в читателе писатель? Работа усложняется тем, что школьники стараются высказать свои суждения о героях, подтвердить их текстом.

    Вспомним, что писатель считал для себя важным найти «звук», а затем уже складывается текст. Как вы думаете, что имел в виду Бунин?

    Кто виноват в трагедии, которой завершается текст рассказа? Кого осуждает автор и осуждает ли он кого-нибудь? На чьей стороне вы? Какие чувства вызвали у вас поступки героев?

    Разобраться в нравственной окраске поступков каждого из героев — одна из важнейших задач подобного урока. В каком времени живут персонажи рассказа? По каким приметам можно догадаться об этом?

    Школьники вспоминают и только что прочитанный рассказ А. П. Чехова «О любви», который ставит перед читателем такие же сложные проблемы.

    Над всеми этими вопросами ребятам еще раз придется думать самостоятельно дома, когда они будут перечитывать текст. Можем ли мы и теперь считать рассказ важным и для сегодняшних дней, и для взаимоотношений людей сегодня? Можно ли считать его вполне современным?

    Разумеется, все размышления должны исходить из самого текста бунинского рассказа и ни в коем случае не сводиться к определенным жизненным взаимоотношениям между людьми.

    Например, как объяснить концовку рассказа? Что делал герой перед тем, как свести счеты с жизнью, и что этим хотел сказать автор?

    Рассказчик говорит подробно о том, как герой искал свою жену, ревновал, переживал, страдал, но почему автор, описывая самоубийство, рассказывает о последних действиях его как о фарсе, как о чем-то театральном, недостойном сожаления и сочувствия? В чем тут дело?

    Таким образом, сначала мы следим за парой влюбленных, наслаждающихся отдыхом, общением друг с другом, но вот вдруг не любовь, не жизнь, а смерть... Кто в ней виноват? Смогут ли впоследствии эти люди быть счастливыми? Вызывает ли сочувствие самоубийца?

    Словом, рассказ Чехова и рассказ Бунина, поставленные рядом, потребуют от школьников тщательной работы с текстом, размышлений, аргументированных, подтвержденных текстом ответов.

    Восьмиклассники по-разному воспринимают рассказ И. А. Бунина «Кавказ». При этом почти все школьники понимают важность поднятой автором проблемы человеческих отношений, понимают, какой сложный вопрос поставлен писателем, как неоднозначны поступки героев, бесконечны недоумения и что нет ответа, как нужно и как нравственно было бы поступить героям. Так случилось, так поступили, так завершилась ситуация. На чьей стороне автор? Как он описывает последние минуты жизни обманутого мужа? Какие детали его поведения могут настораживать читателя?

    Приведем несколько примеров из письменных работ учащихся учительницы В. А. Болдиной (школа № 1666 Москвы).

    1. «И. А. Бунин прекрасно передает любые оттенки душевного состояния. Почти все его произведения посвящены любви. И цикл «Темные аллеи» является как бы альбомом, в котором собраны не столько рассказы, сколько жизненные зарисовки. В них нет законченности, но каждая — уникальная история любви.

    Одним из таких рассказов является «Кавказ». В этом рассказе существует любовный треугольник... Мне кажется, что в рассказе нет положительных и отрицательных героев. Эти люди попали в безвыходную ситуацию, стали жертвами случая. Я думаю, что если бы жена скрывала свои чувства, то все могло бы сложиться так, как в повести А. П. Чехова «О любви». У Бунина нет рассказа, который заканчивался бы счастливо. Любовь не только большое счастье, выпавшее на долю человека, но и чувство, которое очень часто приносит страдание и боль.

    Мне понравился рассказ Бунина «Кавказ». Конечно, мне жалко, что эта история так трагично заканчивается, но ведь, если задуматься, другого конца просто не могло быть. В этом рассказе мы видим двойственность любви. Одним она приносит счастье, другим — боль.

    Вообще, я считаю, что любовь каждый человек чувствует и воспринимает по-своему. Мне сложно передать ощущения, испытанные мною после чтения рассказа. Возможно, это из-за необъятности темы...»

    2. «Для меня И. А. Бунин — это очень интересный автор, его произведения заставляют меня задуматься о смысле жизни и собственных поступках. Читая произведение «Кавказ», я представляю себе трех человек, каждый из них по-своему мыслит, любит, живет. Для меня осуждать какого-то из героев было бы неправильно. Я считаю, что для героини любовь собственного мужа стала привычной, обыденной, что и толкнуло ее в объятия чужого человека. Мне кажется, что для нее это был «призрак любви», и она в него поверила. Любил ли ее любовник — трудно сказать, так как он не настаивал на ее полном разрыве с мужем и поощрял ее ложь.

    В душе героини было смятение (долго ли продлится счастье с любовником, догадывается ли муж, есть ли возможность возврата в семью). Дома она заботилась о муже, с дороги посылала письма, открытки, боялась, что мужу известна правда. Муж мне понравился больше всего, ведь именно у него было более сильное чувство. Он, вероятно, догадывался о ее действиях, но позволил себя обмануть. Он ждал, в душе, ее возвращения и, наверное, простил бы жену. Но вот он пришел в отчаяние и не смог справиться с ревностью, с горем. Он застрелился. У меня, когда я задумываюсь над смыслом происходящего, на глаза наворачиваются слезы. Но это слезы не от горечи кончины одного из героев, а от лжи и бессилия, которые управляют людьми, калеча их жизни...»

    3. «Рассказ «Кавказ» является жизненной зарисовкой с уникальной историей любви. Бунин описывает не столько саму любовь, сколько те чувства и последствия, которые она влечет за собой. Мне кажется, что героиня была эгоистичной, лживой, трусливой, муж — самолюбивым, жестоким и честолюбивым офицером... Их любовь не состоялась, но для него ее измена была крахом всей жизни... Меня поразило то, что такое красивое и нежное чувство любви заканчивается так трагично...»

    4. «Мне этот рассказ понравился как в чем-то грустная, в чем-то романтическая, в чем-то трагическая история... Я считаю, что было бы неправильно кого-то из героев упрекать, каждый в этой жизни имеет право на ошибки. Вероятно, любовь к мужу героини стала однообразной, привычной, обыденной. Ей захотелось любви, свободы, развлечений... и все-таки печальный конец этой истории заставляет каждого задуматься и, возможно, не делать ошибок, которые чреваты трагедиями...»

    5. «Рассказ «Кавказ» мне понравился, но все же я считаю нечестным поведение жены офицера. Я не очень могу разобраться в поведении героев. Меня радует, что они любят друг друга, но в то же время мне жаль и мужа... Из-за этого даже взаимная любовь героев находится под сомнением...»

    6. «Я считаю, что рассказ «Кавказ» написан трогательно и мило, но он мне не понравился из-за поведения и характера жены...»

    Во многих откликах школьников на этот рассказ осуждаются влюбленные и сочувствие выражается мужу, в котором школьники увидели верного и очень любящего человека, лишь немногие уже после первого чтения заметили несколько странное поведение мужа перед самоубийством, увидели отношение автора к героям и их поступкам...

    Многие восьмиклассники оценили жизненную ситуацию, перенесли ее на современную жизнь, рассуждали о том, как они поступили бы в подобных обстоятельствах. Закончить урок можно ознакомлением школьников с размышлением литературоведа В. И. Коровина об этом рассказе:

    «Рассказ И. А. Бунина «Кавказ» раскрывает перед читателем иную по сравнению с рассказом А. П. Чехова «О любви» сторону сильного и горячего чувства. В рассказе Чехова счастье прошло мимо героев. В рассказе Бунина герои, казалось бы, испытали всю полноту страсти. И все-таки оба рассказа драматичны и даже трагичны. В «Кавказе» герои словно «украли» свое счастье: они вынуждены скрываться, таиться, бежать, чтобы быть вместе. И даже когда им удалось остаться одним, в их любви было много радостного и много тревожного. Их чувство раскрывалось на фоне великолепной, прекрасной и экзотической природы, символизирующей вечность, неисчерпаемость жизни. Но рядом с этим возвышающим душу чувством постоянно ощущалась тревога, тревога от того, что само их счастье было временным, непрочным, зыбким и хрупким перед лицом бессмертной и могучей природы. Радость была омрачена неизбежностью возвращения в нелюбимый московский дом. Особенно остро это переживала влюбленная женщина, которой хотелось продлить счастливые дни. Но именно потому, что любовь оказалась «украденной», она не была полной и привела к трагедии. Муж-офицер, который любил свою жену и догадался о ее измене, свел счеты с жизнью. Бунин размышляет о том, что счастье одного может привести к трагедии другого. Но он смягчает драматизм рассказа: офицер умирает слишком театрально, слишком искусственно. В его смерти нет суровой, пристойной случаю простоты, а есть какой-то неуместный вызов жизни. И все это тоже происходит на фоне природы, сама естественность которой внутренне одухотворена. Так в рассказ Бунина входит мысль о величии бытия, об искусственности человеческих представлений, в которых даже трагедия любви смешана с фальшью».

    АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ КУПРИН
    (1870—1938)

    «Куст сирени»

    Произведения А. И. Куприна встречались учащимся в начальной школе, в 5 классе они знакомились с коротким рассказом этого автора «Тапер».

    Урок, как всегда, советуем начать с повторения того, что уже прочитано, поэтому предварительно школьники должны были вспомнить рассказ с тем, чтобы сказать несколько слов об авторе и о впечатлении, которое произвел на них рассказ «Тапер».

    Учитель дополнит рассказы учащихся о Куприне, прочитает вслух новый необычный рассказ «Куст сирени». Может быть, восьмиклассники вспомнят при этом историю, рассказанную О. Генри, «Дары волхвов», с которой школьники познакомились в конце прошлого года, и впечатления об этом должны быть живы и свежи.

    В дальнейшем школьники прочитают и другие рассказы Куприна, например: «Скворцы», «Детский сад», а в более старшем возрасте — «Гранатовый браслет» и многие другие купринские произведения.

    Рассказ «Куст сирени» короткий, легко читается тут же, в классе, школьники отвечают на вопросы, дома одна группа восьмиклассников готовит чтение по ролям, другая — художественный пересказ любого фрагмента, третья — характеристику героини.

    Чем заканчивается рассказ? Почему героиня говорит, что сирень теперь навсегда будет ее любимым цветком? Что хочет сказать этим рассказом читателю автор? На что настроить?

    Важно помнить, что школьникам дана возможность понять и обсудить самые разные ситуации общения людей, героев, любящих друг друга в рассказах Бунина, Чехова, Куприна, Астафьева. Размышления учащихся на эту сложную тему, несомненно, пригодятся в будущем каждому.

    МАКСИМ ГОРЬКИЙ
    (1868—1936)

    «Челкаш»

    Восьмиклассники имеют некоторое представление о жизни и творчестве М. Горького: в 7 классе они изучали повесть писателя «Детство», знакомились с рассказом «Старуха Изергиль». Это позволяет учителю сделать акцент на проблемах поэтизации гордых и сильных людей и наметить переход от чисто романтических героев к персонажам произведений о реальных условиях жизни, хотя и достаточно экзотических.

    Речь идет о рассказе «Челкаш», изучение которого требует некоторого исторического комментария об особенностях жизни в России 80—90-х годов XIX века. Переломный характер эпохи с ее экономическим кризисом, безработицей, вызвавшей появление большого количества босяков (тогдашних «бомжей»), дает возможность сопоставить ее с некоторыми особенностями нашего времени.

    Горький раньше других обратил внимание на тот своеобразный «человеческий материал», который находился вне общества, но характеризовал именно это общество. Отсюда интерес писателя к выбитой из колеи «босяцкой» России. В пособии Н. И. Гердзей-Капицы «Горький в школе» (М.; Л.: Учпедгиз, 1953) выделен ряд произведений писателя, изображающих людей, опустившихся на «дно жизни», но сохранивших в себе человеческие чувства. Горький прекрасно знал обитателей трущоб и ночлежек, в том числе и портовых босяков, одним из которых был Челкаш.

    Горький объяснял свой писательский и человеческий интерес к босякам тем, что он видел перед собой людей, единственным стремлением которых «было стремление жульнически высасывать кровь человека, сгущая ее в копейки», он возненавидел этих мещан, «похожих друг на друга, как медные пятаки чекана одного года».

    Созданию рассказа «Челкаш» предшествовали следующие события: в июле 1891 года Алексей Пешков в селе Кандыбово Херсонской области вступился за истязаемую женщину, за что сам был избит до полусмерти. Считая его мертвым, мужики выбросили его в кусты, в грязь, где его подобрали проезжие люди (история эта описана в рассказе Горького «Вывод»). В больнице города Николаева будущий писатель встретился с лежащим там босяком, о котором потом вспоминал: «...Изумлен был я беззлобной насмешливостью одесского босяка, рассказавшего мне случай, описанный мною в рассказе «Челкаш».

    Три года спустя Горький возвращался с поля, где гулял ночью, и встретил писателя В. Г. Короленко у крыльца его квартиры. «Было уже часов девять утра, — пишет Горький, — когда мы воротились в город. Прощаясь со мною, он мне напомнил:

    — Значит — пробуйте написать большой рассказ, решено?

    Я пришел домой и тотчас же сел писать «Челкаша»... Написал в два дня и послал черновик рукописи Владимиру Галактионовичу. Через несколько дней он сердечно, как только он умел делать, поздравил меня.

    — Вы написали недурную вещь, даже прямо-таки хороший рассказ!..

    Расхаживая по тесной комнате, потирая руки, он сказал:

    — Радует меня удача ваша...

    Незабвенно хорошо было мне в этот час с этим лоцманом, я молча следил за его глазами — в них сияло так много милой радости о человеке.

    Радость о человеке — ее так редко испытывают люди, а ведь это величайшая радость на земле».

    «Странные были люди среди босяков, и многого я не понимал в них, но меня очень подкупало в их пользу то, что они не жаловались на жизнь, а о благополучной жизни «обывателей» говорили насмешливо, иронически».

    «Очень многие потянулись к живому облику горьковского босяка, потому что говорят, что в сердце каждой домашней утки лежит отголосок того, когда она была дикой, и уверяют... что когда дикие утки летят по поднебесью, то домашние утки приходят в волнение. И таких диких уток Горький показал одомашненным уткам» (А. В. Луначарский).

    Вопросы и задания учащимся для аналитической беседы:

    — Почему рассказ разделен на вступление и три главы, в чем их основное содержание?

    — Проанализируйте звукопись во вступлении. На какие звуки и почему «инструментовано» описание гавани, например: «Звон якорных цепей, грохот сцеплений вагонов, подвоЗящих груЗ, металлический вопль желеЗных листов... дребеЗжание иЗвоЗчичьих телег...»?

    — Что вы находите своеобразного в следующем описании: «Закованные в гранит волны моря подавлены громадными тяжестями, скользящими по их хребтам...»?

    — В чем композиционное назначение описания морского порта в начале рассказа? В какой степени вообще море является своеобразным действующим лицом в рассказе? Какое настроение создают в повествовании картины моря? Почему отношение к морю оказывается показателем духовного уровня героев рассказа? Почему Челкаш чувствует себя «лучшим» рядом с морской стихией? Имеют ли значение такие характеристики этой стихии, данные автором: бескрайняя, свободная, мощная?

    — Чем отличается отношение к морю Челкаша и Гаврилы?

    — Что вам показалось особенно запоминающимся в портрете Гришки Челкаша? Сопоставьте его с портретом молодого деревенского парня. Случайно ли, что их первый разговор был о свободе? Как понимают свободу Челкаш и Гаврила?

    — Автор пишет: «Двое людей мечтали...» О чем мечтали герои рассказа? Почему писатель назвал их людьми, а не по имени?

    — Что Челкаш считает необходимым для того, чтобы человек имел свое лицо, чтобы мог «от всякого требовать уважения к себе»? Что больше всего злит Челкаша в Гавриле? На каких «крыльях мечты» полетел Гаврила?

    Определить отношение автора к Челкашу ученики смогут без труда. Важно выяснить с учащимися, какими художественными средствами Горький выражает свое отношение к Гавриле. Можно предложить ученикам для анализа такой отрывок:

    «Я теперь... богач!» — визжал Гаврила в восторге, вздрагивая и пряча деньги за пазуху... Челкаш слушал его радостные вопли, смотрел на сиявшее, искаженное восторгом жадности лицо и чувствовал, что он — вор, гуляка, оторванный от всего родного, — никогда не будет таким жадным, низким, не помнящим себя. О чем Челкаш сказал: «Разве из-за денег можно так истязать себя?»

    — Чего и кого боится Гаврила, в чем причина его страха?

    — Почему Гаврила, чуть не убивший Челкаша, называет его братом, родным, целует его руку? Какими чувствами, по-вашему, вызвано такое его поведение? Ведь бояться ему теперь, казалось бы, нечего.

    — Как вы понимаете сцену, когда Гаврила просит простить его грех, а Челкаш говорит: «Гнус! И блудить-то не умеешь!»?

    — Почему вновь Горький пишет: «Два человека помолчали»? Как ведет себя в финале Челкаш? Как вы объясните такое описание: «Гаврила... перекрестился... свободно и глубоко вздохнул, спрятал их [деньги] за пазуху и широкими, твердыми шагами пошел берегом в сторону, противоположную той, где скрылся Челкаш»?

    — Какое значение имеет для рассказа заключительная картина моря?

    — Что можно сказать об обществе, которое не находит применения духовным силам таких людей, как Челкаш?

    (Использованы материалы Н. Гердзей-Капицы, Н. Жегалова, А. Чичерина и др.)

    АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ БЛОК
    (1880—1921)

    Жизнь и творчество А. А. Блока вряд ли хорошо известны восьмиклассникам, но учитель все же может напомнить им, что в 5 классе по программе под редакцией В. Я. Коровиной они знакомились со стихотворением Блока «Встану я в утро туманное...», а в 6 классе — со стихотворением «Летний вечер». Но только в 8 классе программа по литературе включает в себя краткий рассказ о жизни поэта, выделяя прежде всего в его творчестве историческую тему. Поскольку эта тема в связи с Блоком впервые возникает в процессе школьного литературного образования, следует сказать о ней подробнее.

    Рубеж XIX—XX веков был для России кризисным, и кризис этот состоял в том, что происходила смена исторических эпох. Блок понимал, что уходит в прошлое большой исторический период. Положение России, разделенной на два враждебных стана, Блок уподобляет Руси эпохи Дмитрия Донского, Руси, вышедшей на Куликово поле, чтобы отстоять свою национальную независимость. Именно об этом создает поэт цикл стихов «На поле Куликовом».

    Наиболее сложным духовно-идейным вопросом для этого цикла является вопрос о соотношении в нем «исторического» и «современного». И хотя за образами борющихся станов Блок подразумевает современных людей и события, но здесь не просто «исторический маскарад», поскольку с пронзительной силой у поэта возникает лирически-обобщенный образ реального исторического события.

    В марте 1908 года Блок, выступая перед сытой и нарядной публикой, говорил: «Да, мы накануне «великого бунта». В тревожные для Блока времена появились стихи: 7 июня было написано первое из пяти стихотворений, составивших цикл «На поле Куликовом», на следующий день — второе, через неделю — третье. Меньше всего хотелось Блоку просто воскресить страницу отечественной истории. Позже Блок пояснит: «Куликовская битва принадлежит... к символическим событиям русской истории».

    Чувство исторической современности выражено в стихах Блока не прямолинейно, не в форме лозунгов, деклараций или сентенций. Источником веры Блока в будущее была Россия. Черты женского образа Блок переносит на Россию. Блок создает динамический образ родины, устремленный вперед, в «даль веков»:

    О, Русь моя! Жена моя! До боли
    Нам ясен долгий путь.

    (Использованы материалы П. Громова, В. Орлова.)

    Изучение темы целесообразно вести «вслед за автором», т. е. в порядке следования стихотворений в цикле. Общее опережающее задание всем учащимся: подготовиться к выразительному чтению и анализу первого стихотворения. После вступительного слова учителя о Блоке и об истории создания цикла уместно было бы прочитать в классе первые два стихотворения, предложив учащимся определить, какую роль играют в «этой драме из пяти актов» пять стихотворений, представляющие собой ту почву истории, которая должна быть духовным оружием современного человека в его сегодняшней борьбе.

    Вопросы и задания для аналитической беседы в классе:

    — Первое стихотворение начинается неторопливо, дважды упоминается грусть описываемой неяркой красоты. Какой интонацией сменяется это начало в следующей строфе? Чем подчеркивается эта личная интонация обращения к родине? Как судьба народная выражает и личную долю поэта?

    — Какое слово во второй и третьей строфах повторяется четырехкратно? Почему повторяющееся слово «путь» противостоит дублированию слов «грусть» и «тоска»?

    — В чем особенность ритма четвертой строфы: «Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами»? Какое настроение создает отрывистость этого ритма?

    — Какой образ противопоставлен ленивой грусти текущей реки народной жизни? Почему слова: «И вечный бой!» — становятся переломным рубежом в движении стиха?

    — Повторы каких слов как бы подстегивают движение мчащейся степной кобылицы?

    — Отражением каких настроений являются в шестой строфе мелькающие под копытами версты, кручи, кровавый закат и испуганные тучи?

    — На каких образных и ритмических особенностях построена седьмая, завершающая строфа стихотворения?

    Остальные стихотворения цикла не требуют такого детального анализа. Учитель может предложить в помощь учащимся некоторые опережающие домашний самостоятельный анализ вопросы и задания:

    — Почему во втором стихотворении стихи о победе русских воинов звучат у Блока как реквием, как пророчество гибели?

    — Как с этими строками связана последняя строфа, говорящая о будущем России?

    — Как вы понимаете связь обращения («светлая жена») с образом в первом стихотворении цикла: «О, Русь моя! Жена моя!..»?

    — В чем смысл повторяющихся образов лебедей? Что предвещают «И плеск и трубы лебедей»?

    — В третьем стихотворении неожиданно на поле брани перед станом Мамая появляется женственная тень. Кто это, чей лик нерукотворный светел для поэта навсегда, по-вашему? Почему третье стихотворение можно назвать кульминацией цикла?

    — В каком стихотворении определяется переход от прошлого к будущему?

    — Основной образ стихотворения допускает различные толкования. Как вы воспринимаете «светлый образ», нисходящий на воина: как образ России или образ Богородицы («лик нерукотворный»)? Почему слова «с Тобою», «Твой голос», «Твой лик» начинаются с заглавной буквы?

    — В четвертом стихотворении создается новая конфликтная ситуация. Став современником, герой не находит истину. Он изображен «волком под ущербной луной», потому что он борется в себе самом не с общими основами национальной истории, а с недавним прошлым. Кто кличет поэта издали? Почему в этом случае слово «тобой» написано со строчной буквы? Кого же просит поэт научить его быть светлым?

    — Что характеризует неблагополучие современности, культивирующей в человеке темные страсти?

    — Что, по мнению поэта, должен преодолеть в себе человек, чтобы стать способным к подвигу, к действию ради великой цели? Как обрести чистоту души и стремление к единству в общей трагической обстановке?

    — Почему в финале стихотворения вновь возникает образ степной кобылицы?

    — Пятое стихотворение — последний акт лирической трагедии. Перед какой новой «Куликовской битвой», по мнению Блока, стоит теперь Россия? Сопоставьте первоначальный набросок пятого стихотворения с окончательным его текстом. Сделайте вывод о характере авторского изменения текста.

    Первоначальный
    вариант

    Узнаю тебя, зачало
    Золотых и строгих дней.
    В стане вражьем, как бывало,
    Трубный голос лебедей.
    Окончательный
    вариант

    Но узнаю тебя, начало
    Высоких и мятежных дней!
    Над вражьим станом, как
    бывало,
    И плеск и трубы лебедей.

    — Почему, как вам кажется, поэт изменил ритм стиха?

    Согласны ли вы с тем, что в цикле говорится не об «истории» и «современности» порознь, но именно об их органической связи? В каком соотношении находятся в цикле образы воина Куликовской битвы и поэта, автора цикла стихотворений?

    Куликовская битва для Блока — символ величайших испытаний, которые Родина, несмотря ни на что, преодолела. И поэт видит далее все тот же трудный путь... Но вместе с тем он глубоко верит в будущее России... Цикл завершается стихотворением, где тьма эпохи реакции, когда как будто наступила «тишь», предвещает неизбежность новой битвы: «Но узнаю тебя, начало высоких и мятежных дней!» (И. Машбиц-Веров).

    Блок чувствовал, что Россия, вырвавшись из одной революции, глядит в глаза другой... Чем труднее были раздумья, тем яснее он чувствовал: его жизнь с этой Россией...

    Образы истории лишь придают огромную — на несколько столетий — перспективу событиям, современником которых явился Блок. Облик самого поэта сливается с образом ратника древних времен (Л. Либединская).

    Сохранились слова М. Горького об А. А. Блоке: «Это... Это...» Горький замолкает, отыскивая верное слово... Вдруг он поднимается и, выпрямившись... медленно проводит рукой сверху вниз, от головы к ногам.

    — Человек, — произносит он тихо и мгновение стоит неподвижно» (К. Федин).

    «На поле Куликовом»

    А. Блок обратился к теме Куликовской битвы в 1907—1908 годах. Победа на Дону для него «символическое событие русской истории». Что же это за событие? Приступая к урокам на эту тему, важно хотя бы коротко рассказать восьмиклассникам о нем. Приведем материал для рассказа из статьи А. С. Елеонской «Куликовская битва и русская литература»1:

    «...8 сентября 1380 года, в пятницу, когда по земле еще расстилался утренний туман, на поле Куликовом, при слиянии Дона и речки Непрядвы, произошло одно из величайших в истории нашего государства сражений.

    Битва между войском московского князя Дмитрия и ратью во главе с золотоордынским ханом Мамаем длилась с шестого часа до девятого и закончилась блестящей победой русских.

    Куликовская битва явилась поворотным моментом в борьбе русского народа против монголо-татарского ига, длившегося к этому времени уже полтора столетия. В памяти народной еще были живы воспоминания о первых сокрушительных ударах, нанесенных Руси незваными пришельцами на реке Калке (1223) и в Рязани (1237). Поэтическая «Повесть о разорении Рязани Батыем» с глубокой скорбью рисовала картину гибели города, в котором не осталось никого из живых: «Вси равно умроша и едину чашу смертную испиша». И хотя окончательное падение ига произойдет лишь столетие спустя, в 1480 году, после «стояния» на реке Угре, Золотой Орде в Куликовской битве был нанесен непоправимый удар. Характер ее отношений с Русью стал иным: после 1380 года захватчики осмеливались нападать на русские земли, совершая только внезапные набеги. Ханские ярлыки на великое княжение сделались почти фикцией.

    Куликовская битва отчетливо выявила роль Москвы как нового политического центра. Немало сделал для укрепления Московского княжества его глава — великий князь Дмитрий Иванович, получивший впоследствии имя Донского. Следует отметить, например, его успех как полководца в битве с тем же Мамаем на реке Воже в 1378 году.

    Талантливым организатором проявил себя Дмитрий Иванович, находившийся к 1380 году в полном расцвете сил (род. в 1350 г.), и при подготовке к новому походу. Ему удалось собрать большое по тем временам войско: примерно 100—150 тысяч человек (столько же было и у Мамая). Совместно с москвичами выступали в поход представители нескольких других княжеств. Рядом с русскими сражались также украинцы и белорусы. Но, естественно, полного единения сил в этот период феодальной раздробленности быть не могло — на стороне Мамая находились, хотя и не принимали участия в самом сражении, Олег Иванович — князь Рязанский и великий литовский князь Ягайло, родные братья которого, Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, были союзниками Дмитрия Донского и отважно бились против ордынцев.

    О русской победе узнали другие страны: уже «Задонщина» сообщает, что весть о разгроме Мамая донеслась до Рима, Кафы (Феодосия), Тырнова — столицы Болгарского царства, Царьграда (Константинополя). О военном успехе русских упоминает немецкий писатель конца XV века Кранц, почти точно датирующий «страшное сражение» 1381 годом.

    Великая победа на Дону, ставшая одним из замечательных событий отечественной истории, сыграла важную роль и в развитии русской литературы.

    Она дала жизнь целому ряду высокоталантливых древнерусских произведений, которые сохранили для потомков и описание самого сражения, и образы его героев. О Куликовской битве рассказывают «Задонщина», летописная повесть в двух ее редакциях — краткой и пространной, «Сказание о Мамаевом побоище», известное в четырех редакциях и многочисленных списках. Победой на Куликовом поле в значительной мере вдохновлено «Слово о житии и о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя руськаго» — панегирическая биография московского князя. Рассказ о Мамаевом побоище находим и в жизнеописании Сергия Радонежского.

    Разные по жанровым и стилистическим особенностям памятники Куликовского цикла объединены общей патриотической идеей, воплощенной прежде всего в собирательном образе Русской земли. «С всеми князми рускими и с всею силою» идет великий князь Дмитрий Иванович «за всю землю Рускую на острая копья» (летописная повесть). Как страна, исполненная «злата и сребра и богатьства многа... и всякого узорчиа», предстает Русь в «Сказании о Мамаевом побоище». Автор «Задонщины» уже в приступе к произведению говорит о своем желании «величить» Русь.

    Следует при этом отметить, что патриотическая идея в этих памятниках выступает не только как призыв любить родину вообще, а имеет вполне конкретное политическое наполнение. Русская земля — это прежде всего Московская Русь, глава Русской земли — великий московский князь. Данная политическая концепция, начинавшая складываться в XV веке, придала произведениям о мамаевщине в высшей степени актуальное политическое значение и обусловила их популярность.

    В художественном отношении особенно ярок и многогранен образ Русской земли в «Задонщине», испытавшей на себе влияние «Слова о полку Игореве». Этот образ ассоциируется, естественно, с территориальными владениями Руси, на которые хотят «наступати», «воюючи взяти» полки Мамая. Это и само Куликово поле, покрытое «ковыль-травой», «между Доном и Днепром... на речке Непрядве». Это и русские земли вообще: земля Залесская, Коломна, Серпухов, Новгород, а также и земля Литовская. Но главное — «каменный град Москва», или «славный град Москва», как неоднократно уточняется в произведении. Сюда съезжаются все князья, чтобы выступить против Мамая. Выразительна метафора, подчеркивающая значение Москвы: «На Москве кони ржут, звенит слава русская по всей земли».

    Русская земля ассоциируется и с русской историей. Вспоминаются «первых лет времена». Намечаются границы ордынского ига: от «калгския рати до Мамаева побоища лет 160». Называются имена знаменитых киевских князей — Игоря Рюриковича, Владимира Святославича, Ярослава Владимировича, многозначительно поименованных «прадедами» нынешних князей: в древнерусской литературе «отцы, деды и прадеды — это всегда некое мерило добродетелей и славы их сыновей, внуков, правнуков»2.

    Символом Русской земли выступает также «вера христианская», противопоставленная «бесерменскому» поклонению идолам. Для писателя Московской Руси два этих понятия являются, по сути, синонимами.

    Русская земля в «Задонщине» — это и «Русь великая», что «одолеша Мамая на поле Куликове», т. е. люди Руси, преданные своей земле «русские сынове». Сами князья и их воеводы, сражающиеся с «погаными агарянами»: «Федор Семенович, Тимофей Волуевич, Семен Михайлович, Микула Васильевич, Ондрей Серкизович, Михайло Иванович и иная многая дружина». Братья-чернецы Пересвет и Ослябя, головам которых «летети на травы ковыл». Безымянные «иныя», что «лежат посечены у Дону на брези». А также «болярыни и воеводины жены», оплакивающие убитых; «старые» и «молодые», обязанные сохранить «память» о своем грозном времени.

    Тему Русской земли, нежной любви к ней венчает в «Задонщине» удивительное по своей глубине, по своей необычности, по своей пронзительности сравнение: «Нам земля подобна есть Русская милому младенцу у матери своей».

    Повести о Мамаевом побоище донесли до потомков образ Дмитрия Донского, поставленного последующими поколениями в ряд национальных героев русского народа. Опирающиеся в значительной степени на рассказы очевидцев, эти повести не могли не отразить черты личности и реальные поступки московского князя. Вместе с тем, разумеется, авторы произведений следовали здесь общему принципу древнерусской литературы, которая, почти не зная вымышленного героя, стремилась в образе того или иного исторического деятеля воплотить идеал эпохи.

    «В образах Александра Невского или Меркурия Смоленского, — пишет Д. С. Лихачев, — авторы изображали не столько те черты, которые были свойственны этим реальным лицам... сколько те именно качества, которые должны были бы у них быть»3.

    Повести прежде всего подчеркивают миролюбие князя Дмитрия Донского, его нежелание понапрасну проливать кровь.

    Куликовская битва не раз привлекала внимание русских писателей.

    В стихотворении Жуковского «Певец во стане русских воинов» (1812) воинская тема получает лирическое решение. Дмитрий Донской — один из тех, кто, олицетворяя воинскую славу в прошлом, позволяет поэту высказать глубокое патриотическое чувство в связи с нынешними победами:

    И ты, неверных страх, Донской,
    С четой двух соименных
    Летишь погибельной грозой
    На рать иноплеменных.

    Характерно, что для Жуковского Дмитрий Донской, наряду со Святославом, Петром I и Суворовым, не только «вождь победы», но и «один из наших дедов». Этим как бы подчеркнута не только историческая, но и человеческая связь поколений.

    В комментариях ко второму отдельному изданию «Певца во стане русских воинов» (1813) поэт счел необходимым расширить исторический материал и дать политическую оценку деятельности Дмитрия Донского. Он пишет: «Великий князь Димитрий Иоаннович — избавитель России от постыдного рабства... Димитрий отмстил за поругания и, предводительствуя сам соединенными русскими силами, истребил на берегу Дона несметное воинство Мамая. Он положил первое основание могуществу России, утвержденному потом великою четою соименных [Иоанном III и Иоанном IV] и вознесенному на высочайшую степень Петром...»

    «Возбуждать доблести сограждан подвигами предков» стремился, по словам А. Бестужева, и К. Рылеев. Дмитрий Донской, герой одноименной думы Рылеева, говорит, думает и чувствует, как думал и чувствовал сам поэт-декабрист:

    «...Летим — и возвратим народу
    Залог блаженства чуждых стран:
    Святую праотцев свободу
    И древние права граждан.
    Туда! за Дон!.. настало время!
    Надежда наша — Бог и меч!
    Сразим моголов и, как бремя,
    Ярмо Мамая сбросим с плеч!»
    Так Дмитрий, рать обозревая,
    Красуясь на коне, гремел...

    Наряду со Святославом, Рогнедой, Богданом Хмельницким, Иваном Сусаниным и другими героями «Дум» Дмитрий Донской в изображении Рылеева — борец за свободу, за восстановление попранных прав народа.

    Темой Куликовской битвы навеяно стихотворение Н. Языкова «Баян к русскому воину при Димитрии Донском, прежде знаменитого сражения при Непрядве» (1823). Оно лишено исторических реалий: лишь из заглавия можно понять, что речь идет о событиях конца XIV века. Перед нами лирический монолог певца о грядущей победе, обращенный к безымянному воину, характеристика которого типична для романтического героя:

    О бранный витязь! ты печален,
    Один с поникшей головой
    Ты бродишь мрачный и немой
    Среди могил, среди развалин;
    Ты видишь в родине своей
    Следы пожаров и мечей...

    Этот материал поможет учителю подготовить вступительное слово к уроку, посвященному циклу Блока о Куликовской битве. Учитель расскажет о том, как Блок приступил к этой теме. Школьники прочитают материалы, предваряющие текст цикла (рассказ о поэте, материалы о Куликовской битве). Все это важно, чтобы сам текст в чтении учителя был глубоко понят и воспринят.

    Разумеется, на доске будут и портрет Блока, и, может быть, репродукции картин, на которых изображена Куликовская битва.

    Учителю важно тщательно подготовить чтение цикла, так как это непривычный и непростой для восьмиклассников текст. Осмысление прочитанного после чтения — важная сторона урока. Дома школьники еще раз перечитывают цикл, пробуют ответить на вопросы, готовят текст для выразительного чтения в классе.

    Следующий урок — чтение учащимися текста, комментирование, анализ прочитанного, оценка и рецензирование прочитанного учащимися и учителем — такой ход уроков по тексту Блока может быть вполне достаточным для ознакомительного чтения цикла в 8 классе.

    --------------------------------------------------------------------------------

    Из опыта проведения урока по теме «А. А. Блок. «На поле Куликовом» учителя-словесника В. А. Болдиной (Москва).

    Тема по изучению цикла стихотворений А. А. Блока «На поле Куликовом» воспринимается учительницей В. А. Болдиной как тема патриотическая. Урок оформляется так: на доске — эпиграф: «Блоку верьте, это — милостию Божией — поэт и соловей бесстрашной искренности» (М. Горький), репродукции картины Бубнова «Утро на Куликовом поле»; на доске — слова: лирика, патриотическая лирика, лирический герой, цикл; портрет А. А. Блока.

    Во вступительном слове учительница рассказывает о Блоке, обращает внимание на портрет поэта, даты его жизни, напоминает учащимся о том, какие события в эти годы происходили в России, что поэт жил и творил в одну из самых трагических эпох русской истории. Печать этих лет лежит на всем творчестве великого поэта. Восьмиклассники объясняют эпиграф к уроку.

    Одной из вершин творчества Блока явился цикл «На поле Куликовом», состоящий из пяти стихотворений.

    Далее предлагается работа со словарем. Учительница призывает школьников заглянуть в прошлое нашей страны: что мы знаем о Куликовской битве (даты, герои, память о битве в Москве)? Сообщения учащихся, рассматривание репродукции Бубнова и осмысление ее: какие моменты битвы изображены? Кто герои картины?

    Затем учитель предлагает послушать, как эта тема звучит у Блока (здесь нет конкретных описаний событий. Есть размышления поэта о прошлом и настоящем Русской земли, о собственном месте в жизни, об ответственности каждого за судьбу Родины). Блок воссоздает картину битвы, запечатлевшую решительную схватку с Мамаевой ордой. Живущее в памяти народа событие для поэта лишь повод, чтобы сказать о настоящем, своем.

    Учительница предлагает классу вопросы:

    — Найдите строки, которые могли бы стать эпиграфом к циклу («Не может сердце жить покоем...», «Покой нам только снится...»).

    — Тем не менее картины покоя в тексте есть. Найдите их.

    — Почему эти картины лишь сон?

    — Докажите, что «покоя нет» (идет бой, закат в крови, блеск ханской сабли, кровь, пыль, голос рыдающей матери, ночные птицы, темный и зловещий Дон, родина больна... и пр.).

    — Почему Блок называет Русь женой? (Единство пути, неразделимость судьбы.)

    — Каким вы представляете себе лирического героя цикла? (Стихотворения 1, 2, 3. Воин, готовый жизнь отдать за Родину. Восьмиклассники подтверждают свои ответы текстом.)

    — Можно ли сказать, что Блок пишет не только о событиях 1380 года? (Идет вечный бой, нет конца пути, в мире неспокойно.)

    — Как в стихотворениях звучат пророческие слова поэта о грядущих переменах?

    — Чего требует в связи с этим поэт от современников? (Любви к родине, участия в ее судьбе, ответственности за происходящее, активного вмешательства в события.)

    — Какая ассоциация возникает при чтении 3-го стихотворения? (Легенда о матери-заступнице, покровительнице Руси. Предчувствие благополучного исхода грядущих битв.)

    Заключительное слово учителя о Блоке, его стихотворениях, о теме родины в его поэзии, об ответственности каждого перед родной страной. Дома школьники снова перечитывают цикл, готовят выразительное чтение наизусть одного из стихотворений цикла.

    Отзывы учащихся на прочитанное произведение Блока «На поле Куликовом» интересны первыми впечатлениями и размышлениями в связи с исторической темой, поднятой поэтом.

    Вот один из отзывов:

    «...В прошлом поэт искал истоки настоящего и будущего... В этом цикле, особенно в завершающем стихотворении, звучит тема предчувствия грядущих перемен, которые ничем не уступают по своему размаху и значению Куликовской битве, а, может быть, даже и превосходят ее:

    Но узнаю тебя, начало
    Высоких и мятежных дней!

    Эти строки звучат как прямое пророчество будущих революционных событий в России. Цикл написан почти век тому назад, но и по сей день не потерял своей актуальности и даже злободневности. Сегодня снова, как и в те далекие легендарные дни, «взошла и расточилась мгла» над землей Русской...»

    --------------------------------------------------------------------------------

    1 Литература в школе. — 1980. — № 4.

    2 Лихачев Д. С. Монументально-исторический стиль древнеславянских литератур // Славянские литературы: VIII международный съезд славистов: Доклады советской делегации. — М., 1978. — С. 132.

    3 Лихачев Д. С. Человек в литературе Древней Руси. — М., 1970. — С. 109.


    Метки публикации: Учебник литературы для 8 класса. В. Я. Коровина, И. С. Збарский

    25-01-2013 Поставь оценку:

     

     
    Яндекс.Метрика