Авторы
Период
  • Новое на сайте
  •  
    Интересное на сайте

    » » Чеховский диалог

    Чеховский диалог


    В классической драме диалог является одним из самых важных средств изображения той или иной ситуации, где слово отражает позицию противоборствующих сторон. В "Вишневом саде" автор внешне имитирует разговорную речь. Случайные реплики, брошенные "невпопад", создают эффект неторопливого течения жизни:

    "Лопахин. ...Я думаю: "Господи, ты дал нам громадные леса, необъятные поля, глубочайшие горизонты, и, живя тут, мы сами должны бы по-настоящему быть великанами..."

    Любовь Андреевна. Вам понадобились великаны... Они только в сказках хороши, а так они пугают.

    В глубине сцены проходит Епиходов и играет на гитаре.

    Аня (задумчиво). Епиходов идет...

    Гаев. Солнце село, господа.

    Трофимов. Да.

    Гаев (негромко, как бы декламируя). О, природа, дивная, ты блещешь вечным сиянием, прекрасная и равнодушная, ты, которую мы называем матерью, сочетаешь в себе бытие и смерть, ты живишь и разрушаешь...

    Варя (умоляюще). Дядечка!

    Аня. Дядя, ты опять!

    Трофимов. Вы лучше желтого в середину дуплетом.

    Гаев. Я молчу, молчу.

    Все сидят, задумались. Тишина. Слышно только, как тихо бормочет Фирс. Вдруг раздается отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий, печальный".

    Такой диалог со "случайными" репликами, самостоятельными речевыми темами и авторскими отступлениями нарушает ритм действия пьесы и постепенно возвращает к внутреннему сюжету уходящего времени, который все более и более нагнетает атмосферу ожидания скорого "несчастья".

    Диалоги создают иллюзию общения в пьесе. За "случайными" репликами персонажей кроется одиночество героя в мире, его неспособность услышать и отсюда же вытекающую невозможность быть услышанным. Каждый персонаж лишь собой. Его речевая партия может быть статична или динамична.

    Обычные для Гаева речевые темы ("Режу в угол!", "Кого?"), Пети Трофимова ("Надо работать!", "Мы выше любви!", "Вперед!"), Симеоно-ва-Пищика ("Завтра по закладной проценты платить", "Дочка моя, Дашенька... вам кланяется") выявляют противоречие героя с течением времени и создают комический эффект.

    Речевая тема Раневской более динамична: "О, мое детство, чистота моя!" (первое действие), "О, мои грехи..." (второе действие), "Отчего так долго нет Леонида?" (третье действие), "Прощай!.." (четвертое действие). Свою однородную по существу речевую партию героиня "проигрывает" в разных тональностях. За словами, произнесенными Раневской, прячется то, что скрывается.

    Не менее колоритна речевая композиция образа Лопахина, выстроенная на контрасте двух полярных тем: "Отец мой... мужик был, а я вот в белой жилетке, желтых башмаках" - "...Люблю вас, как родную... больше, чем родную" (первое действие); "...Время не ждет... Дайте мне ответ!" - "Слушаю" (второе действие); "Вишневый сад теперь мой! Мой!" - "Бедная моя, хорошая, не вернешь теперь. (Со слезами.)" - "За все могу заплатить!" (третье действие). Все финальное действие пьесы составляет исключительно речевая тема Лопахина: "...Выходите, господа... До свиданция".

    В независимости от каких бы то ни было различий внутренний сюжет уравнивает всех персонажей "Вишневого сада". Вывод здесь только один: уходит время - проходит жизнь.

    Иногда речевая тема, заданная одним персонажем, проигрывается в репликах других героев. Таким образом как бы создается эффект многослойного толкования. Например, настоящее Шарлотты ("Ничего у меня нет", "В городе мне жить негде") отражается в туманном будущем Раневской, с ее пятнадцатью тысячами ярославской бабушки.

    Каждая реплика в пьесе проигрываясь в речевых партиях персонажей, где она приобретает полифоническое звучание. Неожиданными смыслами наполняется в "Вишневом саде" глагол прошедшего времени "забыли". Впервые это слово прозвучит в "бытовом" диалоге Фирса, вспоминающего о "прежних временах", когда умели сушить вишню, а теперь "забыли. Никто не помнит". Иное эмоциональное звучание глагол "забыли" приобретает в диалоге Гаева и Раневской:

    "Гаев. ...Ты не забыла, Люба? Вот эта длинная аллея идет прямо, прямо, точно протянутый ремень, она блестит в лунные ночи. Ты помнишь? Не забыла?

    Любовь Андреевна (глядит в окно на сад). О, мое детство, чистота моя! <...> Если бы снять с груди и с плеч моих тяжелый камень, если бы я могла забыть мое прошлое!"

    Впоследствии это слово-предупреждение откликнется в финальной реплике Фирса: "Уехали... Про меня забыли..." В контексте пьесы эта реплика перекликается с фразой Раневской: "Уедем - и здесь не останется ни души". Речь идет уже не столько об особенностях памяти или эмоциональной глухоте персонажей, сколько о человеческой душе.

    Автор мастерски сочетает в пьесе различные речевые темы, которые создают причудливый рисунок течения жизни и атмосферу утраты, прощания, ухода.

    Не менее важна авторская тема, наиболее отчетливо выраженная в ремарках. Чеховские герои говорят и существуют в обманчивой реальности, где трудно уловить истинное значение сказанных слов и их значений. Автор подталкивает персонажей совершать действия, расходящиеся с содержанием реплик. В этих действиях проявляются истинные чувства, выражающие внутренний настрой персонажей.

    Не менее важен в пьесе еще один смысловой элемент - реплика-пауза. Она означает иной уровень душевного общения и глубины чувств, пребывая вне конкретного значения слов. Внутреннее наполнение этой ремарки различно: миг абсолютного понимания, тупик общения, предел человеческих возможностей. Так, в третьем действии очень показательно звучит монолог Лопахина - нового хозяина вишневого сада. Параллельно с речевой темой этого персонажа Чехов мастерски выстраивает сюжет переживаний других героев:

    "Любовь Андреевна. Кто купил?

    Лопахин. Я купил.

    Пауза.

    Любовь Андреевна угнетена; она упала бы, если бы не стояла возле кресла и стола. Варя снимает с пояса ключи, бросает их на пол, посреди гостиной, и уходит".

    Дальнейший монолог Лопахина сопровождается образными ремарками, выстраивающимися в своеобразный психологический рассказ: "Смеется", "Хохочет", "Топочет ногами", "Поднимает ключи, ласково улыбаясь", "Звенит ключами", "Слышно, как настраивается оркестр", "Играет музыка, Любовь Андреевна опустилась на стул и горько плачет". Все эти независимые речевые партии создают цельный ансамбль чеховской пьесы с неизбежными и необходимыми паузами, когда необходимо понять суть возникшей паузы и долгого молчания.


    Метки публикации: Чехов, Вишневый сад, Анализ пьесы

    11-12-2012 Поставь оценку:

     

     
    Яндекс.Метрика