Авторы
Период
  • Новое на сайте
  •  
    Интересное на сайте

    » » Ф. Искандер. Художественный мир писателя

    Ф. Искандер. Художественный мир писателя


    Произведения Фазиля Искандера отличают автобиографизм и четкая географическая локализация. Цель автора - не самовыражение, но воссоздание единого образа мира через его преломление в персональном сознании.

    Данный тип художественного видения стал одним из самых своеобразных открытий литературы XX века. Он связан с принципиальным отказом от авторского "всеведенья", воспринимаемого в наше время как искусственная, условная манера.

    "...Выходя к читателю со своими размышлениями, я как бы говорю ему: я не скрываю ничего от вас. Вот как я думаю об этом, а вы можете думать иначе", - так сам Искандер определяет особенности своей прозы. Подчеркнутая географическая локализация его художественного мира связана с искандеровским автобиографизмом, лишь внешне ограничивающим изображаемое пределами личного опыта писателя, а в действительности увеличивающим его масштабы за счет предполагаемой множественности иных жизненных опытов и сознаний.

    Родина Фазиля Искандера - Абхазия - место, где "все начала и концы сходятся", нравственно-философская модель мира, воплощающая авторское представление о предназначении человека и соотносимая с настоящей действительностью.

    Основное направление художественного поиска автора близко творческим методам и находкам У. Фолкнера и Г. Гарсиа Маркеса. В творчестве этих писателей кардинально изменился ракурс художественного зрения, когда бесконечно дорогое захолустье становится средоточием правды о "большом мире" и критерием его оценки.

    Принципиальная особенность произведений Искандера - выражение его мироощущения, определяющего осознание мира в контексте бытия. Автор стремится восстановить утраченную современным человеком целостность на новой основе путем установления связи между моральным сознанием личности и законами природной и народной жизни.

    В частности, Искандер пишет: "Народ - это говорящая природа. Как природа - он вечен. Как человек - он может говорить". Художественным воплощением фундаментального свойства его мироощущения является целостность бытия, колоритная предметность и образность стиля, особенности построения сюжета, позволяющие свободно уклоняться от фабулы ради развития многочисленных "микросюжетов", детальных описаний или размышлений.

    Главной особенностью прозы Искандера является принцип принятия бытия как непреложного единства и совершенной целостности, где нет ничего малозначительного или незаконного, что следовало бы исключить для гармонизации жизни. Она вмещает в себя самые трагические стороны действительности - смерть, убийство, сумасшествие, крушение судеб и целых жизненных укладов. Однако при этом она остается удивительно светлой и жизнеутверждающей. Это "космос" (т. е. "организованность", "устроенность", "украшенность"), где реальный ландшафт Абхазии естественно преобразуется в универсальное пространство, вмещающее и освещенные солнцем вершины, и сумрачные ущелья человеческой души и истории. Пространственные образы-константы в художественном мире Искандера обладают устойчивым оценочным смыслом. Потому созданный писателем мир вечен.

    Искандер убежден, что "только в реальном соотношении с вечностью нам раскрывается подлинность человека... Писатель может сознательно отодвинуть вечность, чтобы показать ужас копошения человека, оторванного от вечности, но он ее не может заменить чем-то другим...". В видении автора народ и природа неразрывно связаны, потому что оба - вечны.

    Мир Искандера иерархически организован, потому что в нем все, включая и его создателя, подчиняются вечным нравственным истинам. Писатель утверждает, что "творчество вообще есть стремление... к самоосуществлению свободы". Тем не менее, он твердо убежден, что "жизнь иерархична в самой своей сущности", и потому "вне любви к Богу нет и не может быть любви к народу".

    Искандер творит свой художественный мир в точке пересечения координат вечности и человечества, Бога и народа, причем священная нравственная идея может существовать в нем как в форме религиозных верований, традиционного обычая, так и нравственного закона.

    Одним из ключевых в художественном мире писателя является метафорический образ дерева. Этот образ как бы намекает на языке природы "на желательную форму нашей души... которая позволяет, крепко держась за землю, смело подыматься к небесам". Это авторская "формула бытия", отсылающее читателя к космогоническому Древу Мира, которое по представлениям кавказских народов стоит на краю света и соединяет по вертикали небо, землю и подземный мир. В дереве воплощены единство и вечность.

    Такое видение определяет и назначение искусства. На встрече деятелей искусства в Копенгагене Искандер сказал: "Каждый пишущий знает одну вещь... Чем дальше друг от друга два члена сравнения, два образа, тем сравнение оказывается ярче. Я думаю, что в этом заложена огромная метафора единства человечества. Если в самом художественном образе нас радует единение, то, видимо, есть в нас некие силы, которые все-таки могут этот безумный мир привести к какому-то человеческому единству". Как считает автор, художество вообще есть гармонизация жизни, а смех представляет собой "гармонизацию на уровне разума... попытку преодолеть хаос".

    "Смешное обладает одним, может быть, скромным, но бесспорным достоинством: оно всегда правдиво. Более того, смешное потому и смешно, что оно правдиво", - отмечает Искандер в рассказе "Начало".

    В художественном мире писателя смех универсален. Он охватывает все явления действительности, особенно распространяясь на самого повествователя. Неисчерпаемым источником смешного у Фазиля Искандера становится комизм самой жизни. Несообразность, несовпадение как основа комического реализуются писателем на всех уровнях художественной структуры. Обнаружение несоответствия, разрушение его силой смеха и восстановление единства на новом уровне становится у Искандера принципом построения сюжета.

    Основой космического в чегемском цикле становится вечность жизни мира и народа, воплотившаяся в патриархальном укладе, противопоставленном временной относительности социального уклада.

    Традиционное бытие Чегема, сохранившего основы родового восприятия мира, становится воплощением нравственности. Обычай, мудрость предков, голос крови определяют жизненное поведение чегемцев в трагические годы советской власти. Хотя исторические катаклизмы не прошли мимо них, патриархальные формы народной жизни смогли сопротивляться новой морали.

    11-12-2013 Поставь оценку:

     

     
    Яндекс.Метрика