Авторы
Период
  • Новое на сайте
  •  
    Интересное на сайте

    » » Критика о творчестве Бальмонта. А. Блок

    Критика о творчестве Бальмонта. А. Блок


    К. Д. Бальмонт. "БУДЕМ КАК СОЛНЦЕ"

    Книга символов. Книгоиздательство "Скорпион"

    К. Д. Бальмонт. "ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ"

    Семицветник. Книгоиздательство "Гриф"


    Эпиграфами к этим книгам служат слова Анаксагора: "Я в этот мир пришел, чтоб видеть солнце", и Достоевского: "Я всему молюсь". То и другое - лозунги поэта. И когда истинному поэту - поэту прежде всего, без всякой чужой "окраски", но в пестрых и радужных одеждах искусства,- предъявляют посторонние "запросы",- чувствуешь себя неловко и неопрятно. Что ответить? Сам поэт отвечает за себя:

    Мы унижаемся и спорим

    С своею собственной душой.

    Я на год надышался морем,

    И на год я для всех чужой.

    Своих я бросил в чуждых странах,

    Ушел туда, где шум волны,

    Тонул в серебряных туманах,

    И видел царственные сны.

    . . .

    Поняв подвижность легкой пены,

    Я создаю дрожащий стих,

    И так люблю свои измены,

    Как неизменность всех своих.

    Может быть, это не всем подходит, но надо помнить, что "нет Бальмонта кроме Бальмонта".

    Мы говорим на разных языках,

    Я - свет весны, а ты - усталый холод,

    Я - златоцвет, который вечно молод,

    А ты - песок на мертвых берегах.

    В этих строках можно угадать сущность поэзии Бальмонта. Если мы попытаемся определить ее точно, то потеряемся в определениях, исключающих друг друга. Следя стих за стихом, решительно не знаешь: есть ли область, в которую нет сил проникнуть поэту. Поэтому можно, не нарушая цельности, на любой странице цитировать Бальмонта: он весь - многострунная лира.

    Обратить мир в песню таких изысканно-нежных и вместе - пестрых тонов, как у Бальмонта,- значит полюбить явления, помимо их идей. В своих книгах Бальмонт замкнут в себе. И в них - ключ к сердцу его поэзии - сердцу прежде всего, как источнику любви:

    Не кляните, мудрые. Что вам до меня?

    Я ведь только облачко, полное огня.

    Я ведь только облачко. Видите: плыву.

    И зову мечтателей... Вас я не зову!

    . . .

    Все равно мне, человек плох или хорош,

    Все равно мне, говорит правду или ложь.

    Если в небе свет погас, значит - поздний час,

    Значит - в первый мы с тобой и в последний раз.

    Если в небе света нет, значит - умер свет,

    Значит - ночь бежит, бежит, заметая след.

    Очень характерно, что Бальмонт может показаться на первый взгляд холодным. Часто это служит признаком не общепринятого, тепловатого отношения к окружающему. "Уравновешенные" люди делят любовь и вдохновение. Большего доказательства единого происхождения этих двух рычагов жизни, чем в стихах Бальмонта,- трудно найти. Вдохновение дано немногим, и, когда оно истинно, оно - "только любовь" и тем себя оправдывает и, становясь реальным, само реализует все, "о чем мечтать не смеет наша мудрость":

    Будем солнцем, будем тьмой, бурей и судьбой,

    Будем счастливы с тобой в бездне голубой.

    Но только тот, кто глубоко знает меру этой мудрости, может просто и без отчаянья видеть другую мудрость:

    Если ж в сердце свет погас, значит - поздний час.

    Значит - в первый мы с тобой и в последний раз.

    . . .

    Мы должны бежать от боли.

    Мы должны любить ее.

    В этом правда высшей Воли,

    В этом счастие мое.

    Так свыше разрешены для поэта узы певучей дерзости, но ему оставлена чистота кристаллов. Все в его песне предрешено заранее: ни одна капля в бегущем водопаде не смешается с другой - стих, бегущий за стихом, на миг прильнет к другому!

    Над болотом позабытым брошен мост,

    За болотом позабытым брызги звезд.

    И снова отбегает: "Там, за тенью, цепенея, спит лазурь"... Падают в общее русло капли-звуки - смелые, легкие...

    Нельзя не упрекнуть Бальмонта за обложку сборника "Будем как солнце". Она идет вразрез с содержанием, не дает и намека на сущность книги: она - не творческая. Изящней другого - лилии, но, к несчастью, художник Фидус обставил их симметрично-неподвижными штамбовыми розами. Обнаженная фигура - очевидно, замысел Фидуса, а не Бальмонта, который поет гимны солнцу, а не грубому символу его растительных сил. Обложка книги "Только Любовь" гораздо лучше, но и она не вступает в мелодию сборника, замысел которого еще нежней и прозрачней, чем "Будем как солнце". Впрочем, содержание обеих книг распределено не совсем равномерно, и кое-что требует перестановки.

    Конец 1903

    (Источник: Александр Блок. Собрание сочинений в 8-ми т.)


    13-11-2013 Поставь оценку:

     

     
    Яндекс.Метрика