Авторы
Период
  • Новое на сайте
  •  
    Интересное на сайте


    Сборник "Сестра моя - жизнь"




    Из раздела "НЕ ВРЕМЯ ЛЬ ПТИЦАМ ПЕТЬ"



    Про эти стихи



    На тротуарах истолку

    С стеклом и солнцем пополам,

    Зимой открою потолку

    И дам читать сырым углам.



    Задекламирует чердак

    С поклоном рамам и зиме,

    К карнизам прянет чехарда

    Чудачеств, бедствий и замет.



    Буран не месяц будет месть,

    Концы, начала заметет.

    Внезапно вспомню: солнце есть;

    Увижу: свет давно не тот.



    Галчонком глянет Рождество,

    И разгулявшийся денек

    Прояснит много из того,

    Что мне и милой невдомек.



    В кашне, ладонью заслонясь,

    Сквозь фортку кликну детворе:

    Какое, милые, у нас

    Тысячелетье на дворе?



    Кто тропку к двери проторил,

    К дыре, засыпанной крупой,

    Пока я с Байроном курил,

    Пока я пил с Эдгаром По?



    Пока в Дарьял, как к другу, вхож,

    Как в ад, в цейхгауз и в арсенал,

    Я жизнь, как Лермонтова дрожь,

    Как губы в вермут, окунал.



    * * *



    Сестра моя - жизнь и сегодня в разливе

    Расшиблась весенним дождем обо всех,

    Но люди в брелоках высоко брюзгливы

    И вежливо жалят, как змеи в овсе.



    У старших на это свои есть резоны.

    Бесспорно, бесспорно смешон твой резон,

    Что в грозу лиловы глаза и газоны

    И пахнет сырой резедой горизонт.



    Что в мае, когда поездов расписанье

    Камышинской веткой читаешь в купе,

    Оно грандиозней святого писанья

    И черных от пыли и бурь канапе.



    Что только нарвется, разлаявшись, тормоз

    На мирных сельчан в захолустном вине,

    С матрацев глядят, не моя ли платформа,

    И солнце, садясь, соболезнует мне.



    И в третий плеснув, уплывает звоночек

    Сплошным извиненьем: жалею, не здесь.

    Под шторку несет обгорающей ночью

    И рушится степь со ступенек к звезде.



    Мигая, моргая, но спят где-то сладко,

    И фата-морганой любимая спит

    Тем часом, как сердце, плеща по площадкам,

    Вагонными дверцами сыплет в степи.



    Из раздела "ЗАНЯТЬЕ ФИЛОСОФИЕЙ"



    Определение поэзии



    Это - круто налившийся свист,

    Это - щелканье сдавленных льдинок,

    Это - ночь, леденящая лист,

    Это - двух соловьев поединок.



    Это - сладкий заглохший горох,

    Это - слезы вселенной в лопатках,

    Это - с пультов и с флейт - Figaro

    Низвергается градом на грядку.



    Все, что ночи так важно сыскать

    На глубоких купаленных доньях,

    И звезду донести до садка

    На трепещущих мокрых ладонях.



    Площе досок в воде - духота.

    Небосвод завалился ольхою.

    Этим звездам к лицу б хохотать,

    Ан вселенная - место глухое.



    Из раздела "ПОСЛЕСЛОВЬЕ"



    * * *



    Любимая - жуть! Когда любит поэт,

    Влюбляется бог неприкаянный.

    И хаос опять выползает на свет,

    Как во времена ископаемых.



    Глаза ему тонны туманов слезят.

    Он застлан. Он кажется мамонтом.

    Он вышел из моды. Он знает - нельзя:

    Прошли времена и - безграмотно.



    Он видит, как свадьбы справляют вокруг.

    Как спаивают, просыпаются.

    Как общелягушечью эту икру

    Зовут, обрядив ее, - паюсной.



    Как жизнь, как жемчужную шутку Ватто,

    Умеют обнять табакеркою.

    И мстят ему, может быть, только за то,

    Что там, где кривят и коверкают,



    Где лжет и кадит, ухмыляясь, комфорт

    И трутнями трутся и ползают,

    Он вашу сестру, как вакханку с амфор,

    Подымет с земли и использует.



    И таянье Андов вольет в поцелуй,

    И утро в степи, под владычеством

    Пылящихся звезд, когда ночь по селу

    Белеющим блеяньем тычется.



    И всем, чем дышалось оврагам век,

    Всей тьмой ботанической ризницы

    Пахнет по тифозной тоске тюфяка,

    И хаосом зарослей брызнется.



    * * *



    Мой друг, ты спросишь, кто велит,

    Чтоб жглась юродивого речь?



    Давай ронять слова,

    Как сад - янтарь и цедру,

    Рассеянно и щедро,

    Едва, едва, едва.



    Не надо толковать,

    Зачем так церемонно

    Мареной и лимоном

    Обрызнута листва.



    Кто иглы заслезил

    И хлынул через жерди

    На ноты, к этажерке

    Сквозь шлюзы-жалюзи.



    Кто коврик за дверьми

    Рябиной иссурьмил,

    Рядном сквозных, красивых,

    Трепещущих курсивов.



    Ты спросишь, кто велит,

    Чтоб август был велик,

    Кому ничто не мелко,

    Кто погружен в отделку



    Кленового листа

    И с дней Экклезиаста

    Не покидал поста

    За теской алебастра?



    Ты спросишь, кто велит,

    Чтоб губы астр и далий

    Сентябрьские страдали?

    Чтоб мелкий лист ракит

    С седых кариатид

    Слетал на сырость плит

    Осенних госпиталей?



    Ты спросишь, кто велит? -

    Всесильный бог деталей,

    Всесильный бог любви,

    Ягайлов и Ядвиг.



    Не знаю, решена ль

    Загадка зги загробной,

    Но жизнь, как тишина

    Осенняя, - подробна.


    6-04-2013 Поставь оценку:

     

     
    Яндекс.Метрика