Авторы
Период
  • Новое на сайте
  •  
    Интересное на сайте


    Из книги "Тростник"




    * * *



    О, знала ль я, когда в одежде белой

    Входила Муза в тесный мой приют,

    Что к лире, навсегда окаменелой,

    Мои живые пальцы припадут.



    О, знала ль я, когда неслась, играя,

    Моей любви последняя гроза,

    Что лучшему из юношей, рыдая,

    Закрою я орлиные глаза...



    О, знала ль я, когда, томясь успехом,

    Я искушала дивную Судьбу,

    Что скоро люди беспощадным смехом

    Ответят на предсмертную мольбу.



    30 мая 1917



    * * *



    Привольем пахнет дикий мед,

    Пыль - солнечным лучом,

    Фиалкою - девичий рот,

    А золото - ничем.

    Водою пахнет резеда,

    И яблоком - любовь.

    Но мы узнали навсегда,

    Что кровью пахнет только кровь...



    И напрасно наместник Рима

    Мыл руки пред всем народом

    Под зловещие крики черни;

    И шотландская королева

    Напрасно с узких ладоней

    Стирала красные брызги

    В душном мраке царского дома...



    1934

    Ленинград




    Муза





    Когда я ночью жду ее прихода,

    Жизнь, кажется, висит на волоске.

    Что почести, что юность, что свобода

    Пред милой гостьей с дудочкой в руке.



    И вот вошла. Откинув покрывало,

    Внимательно взглянула на меня.

    Ей говорю: "Ты ль Данту диктовала

    Страницы Ада?" Отвечает: "Я".



    1924

    Казанская, 2




    Подвал памяти



    О, погреб памяти.

    Хлебников




    Но сущий вздор, что я живу грустя

    И что меня воспоминанье точит.

    Не часто я у памяти в гостях,

    Да и она всегда меня морочит.

    Когда спускаюсь с фонарем в подвал,

    Мне кажется - опять глухой обвал

    За мной по узкой лестнице грохочет.

    Чадит фонарь, вернуться не могу,

    А знаю, что иду туда к врагу.

    И я прошу как милости... Но там

    Темно и тихо. Мой окончен праздник!

    Уж тридцать лет, как проводили дам,

    От старости скончался тот проказник...

    Я опоздала. Экая беда!

    Нельзя мне показаться никуда.

    Но я касаюсь живописи стен

    И у камина греюсь. Что за чудо!

    Сквозь эту плесень, этот чад и тлен

    Сверкнули два живые изумруда.

    И кот мяукнул. Ну, идем домой!

    Но где мой дом и где рассудок мой?



    18 января 1940



    Двустишие



    От других мне хвала - что зола,

    От тебя и хула - похвала.



    Весна 1931



    Разрыв



    1



    Не недели, не месяцы - годы

    Расставались. И вот наконец

    Холодок настоящей свободы

    И седой над висками венец.



    Больше нет ни измен, ни предательств,

    И до света не слушаешь ты,

    Как струится поток доказательств

    Несравненной моей правоты.



    1940



    2



    И как всегда бывает в дни разрыва,

    К нам постучался призрак первых дней,

    И ворвалась серебряная ива

    Седым великолепием ветвей.



    Нам, исступленным, горьким и надменным,

    Не смеющим глаза поднять с земли,

    Запела птица голосом блаженным

    О том, как мы друг друга берегли.



    25 сентября 1944



    3. Последний тост



    Я пью за разоренный дом,

    За злую жизнь мою,

    За одиночество вдвоем

    И за тебя я пью, -

    За ложь меня предавших уст,

    За мертвый холод глаз,

    За то, что мир жесток и пуст,

    За то, что Бог не спас.



    27 июля 1934

    Шереметевский Дом




    Маяковский в 1913 году

    Я тебя в твоей не знала славе,

    Помню только бурный твой рассвет,

    Но, быть может, я сегодня вправе

    Вспомнить день тех отдаленных лет.

    Как в стихах твоих крепчали звуки,

    Новые роились голоса...

    Не ленились молодые руки,

    Грозные ты возводил леса.

    Все, чего касался ты, казалось

    Не таким, как было до тех пор,

    То, что разрушал ты, - разрушалось,

    В каждом слове бился приговор.

    Одинок и часто недоволен,

    С нетерпеньем торопил судьбу,

    Знал, что скоро выйдешь весел, волен

    На свою великую борьбу.

    И уже отзывный гул прилива

    Слышался, когда ты нам читал,

    Дождь косил свои глаза гневливо,

    С городом ты в буйный спор вступал.

    И еще не слышанное имя

    Молнией влетело в душный зал,

    Чтобы ныне, всей страной хранимо,

    Зазвучать, как боевой сигнал.



    3 - 10 марта 1940


    6-04-2013 Поставь оценку:

     

     
    Яндекс.Метрика